Воспоминания

о службе в 50-м топогеодезическом отряде

Тамбовцев Александр Владимирович


родился 29 июня 1959 года.
В г. Казах с августа 1986 г. по сентябрь 1991 г.:
- топограф –начальник расчета;
- командир роты.
Слушатель ВИА им. В.В. Куйбышева.
Старший инженер штаба 47 уто МВО 1994-1995 гг.
Начальник штаба 47 тго МВО 1995-1999 гг.
Начальник группы 4 отдела ВТУ ГШ ВС.
полковник.

ВОСПОМИНАНИЯ

Август 1986 г. Еду на поезде Симферополь – Тбилиси с пересадкой в Сочи к месту службы – г. Казах, Азербайджанской ССР. В Сочи прибываем в шесть часов утра. Поезд на Тбилиси в десять часов вечера. Сдаю вещи в камеру хранения и пошел гулять по Сочи. Пляж, жара, шахматы в половину человеческого роста, пляжный волейбол, кино, выставка изделий из янтаря, время пролетело, как один миг. И вот вокзал, поезд Сочи – Тбилиси. Старые полупустые вагоны, лепет на непонятном языке нагоняют тоску. Утром прибываем в Тбилиси. Беру такси и еду на автовокзал. Купил билет на автобус до г. Казах, погрузились и поехали. Какой-то мужик в кепке, с орлиным носом, сидел на заднем сидении и курил, все молчали. – Наверное, здесь так принято, – подумал я, тем более что сам курящий. Проходит некоторое время и на горизонте появляются вполне приличные многоэтажные дома (это г. Рустави). – А Казах вроде ничего, подумал я, – но дома медленно проплыли мимо нас и вокруг, как мне показалось, раскинулась безлюдная, выжженная солнцем степь. В автобусе мужики, старухи, молодежь, куры, непонятная речь. Через два часа тряски на разбитом автобусе прибываем в город Казах.

Автовокзал города

Выхожу из автобуса, подбегает таксист. Спрашиваю: – Знаешь где воинская часть? – Конечно, отвечает. – Садись, за рубль довезу. Сажусь в такси и через пять минут мы у ворот воинской части. Встретил дежурный по части капитан Филимошин Николай и сразу проводил к начальнику штаба отряда подполковнику Сибюку Дмитрию Васильевичу, в это время у него в кабинете находился замполит – подполковник Мамедов Умар Нуритдинович. Во время беседы, выяснив, что у меня жена и двое детей, сразу дали ключи от двухкомнатной квартиры в пятиэтажном доме жилого городка части. Так начиналась моя служба в 50-м топогеодезическом отряде.

Служить начинал в 5-м фотограмметрическом отделении (начальник отделения капитан Крупела Леонтий, заместитель начальника отделения капитан Мамедов Абдула) топографом - начальником расчета. Весной 1987 г. готовимся к полевому сезону. Мне выделяют автомобиль ГАЗ - 66 без двигателя. «Двигатель возьмешь в роте обслуживания у капитана Шавеля Владимира Ивановича, я договорился» – сказал начальник отделения. Пошёл я в автопарк, узнать – где двигатель. Володя Шавель говорит: «Да вон он в углу бокса лежит, только его перебрать надо». До выезда в поле оставалась неделя. Мой расчет – топогеодезисты Галеев, Ишалеев и водитель Червенчук занялись ремонтом двигателя. За день до выезда двигатель был установлен на автомобиль, обкатку проходили во время совершения марша по маршруту Казах – Кутаиси. Гидроусилитель руля не работал, поэтому рядовому Червенчук пришлось полгода напрягать мышцы на серпантинах Закавказья и проверять нервы на прочность у всех, кто находился в машине. На полевых занимались обновлением топографических карт масштаба 1:50 000 по отдешифрированным в камеральный период аэрофотоснимкам на территорию Западной Грузии. На каждого офицера приходилось по пять-семь листов карт. На дальние трапеции выезжали на десять суток, брали с собой продукты, в кузове находился транспортировочный ящик с инструментами, двухсотлитровая бочка с бензином и два топогеодезиста. Одним дождливым утром мы со старшим лейтенантом Мирошкиным Константином Валентиновичем выезжали на обновление в район г. Поти. Всю дорогу лил проливной дождь, г. Самтредиа был затоплен – мужик шел по пояс в воде в своем дворе и нёс собаку на руках. Подъезжаем к Поти – красота, солнце, море. Конечно, после долгой и напряженной дороги остановились на берегу, искупались, приготовили ужин, а утром разъехались по своим трапециям. Приступив к работе, обнаружил на одном из аэрофотоснимков белое пятно на вершине горы размером с пятак, которое было невозможно отдешифрировать в камеральных условиях. Что это - брак снимка или что-то другое? Принимаю решение ехать на гору, гора не очень высокая, но узкая грунтовая дорога – серпантин. Близился вечер. Поднимаемся на гору, а там верхушка горы срезана как ножом – местные выпиливают камень-известняк для строительства домов.

Стоим на самой вершине горы. Нанёс выработку на снимок и собираемся спускаться вниз. Автомобиль не заводится – нет искры. Солнце стремительно опускается за горы. Поднялся ветер такой силы, что машину начало раскачивать, ведро сдуло вниз как одуванчик. Червенчук с Ишалеевым судорожно пытаются завести автомобиль. И вот, когда последние лучи солнца пропали за горами, автомобиль удалось завести, кое-как спустились, учитывая, что гидроусилитель руля не работал, переночевали у подножья горы.

 Лето 1988 года.

Развилка дорог: Азербайджан, Армения, Грузия – "круг"

Разгорается конфликт между Арменией и Азербайджаном.

Азербайджанцы уезжают из Армении, армян вывозят автобусами из Баку и других населенных пунктов. Кто был в г. Казахе, тот знает, что все дороги из Азербайджана в Грузию или Армению ведут через «круг» – развязку на выезде из Казаха. Я, старший лейтенант Тамбовцев А.В., уже командир роты топогеодезического обслуживания. Как -то утром меня вызывает командир части подполковник Сибюк Д.В. и ставит задачу: – Взять пять солдат из роты, выдать оружие (автоматы АКМ) без боекомплекта, самому тоже получить автомат, два снаряженных магазина и выдвинуться на «круг» для обеспечения безопасности проезда армянских беженцев. К тому времени на «кругу» собралось порядка двух-трех сотен митингующих и кричащих местных жителей (не исключено, что были и засланные «казачки»). На дежурной машине нас доставили к месту несения службы и мы оказались среди кричащей толпы. Надо сказать, что на подъезде к «кругу» со стороны Баку дорога спускается вниз и окна автобуса оказываются на уровне холмов, которые находятся справа и слева от дороги. С этих холмов воинствующие элементы забрасывали автобусы камнями. Пассажиры при проезде этого участка дороги ложились на пол автобуса, чтобы хоть как-то укрыться от града камней. Прошло пять автобусов, почти все стекла в них разбиты, следом пытается прорваться «жигулёнок», битком набитый людьми. Толпа перегородила дорогу и начала раскачивать автомобиль. Я, расталкивая людей автоматом, пытаюсь пробиться к нему. Рядом оказался майор милиции, обращаюсь к нему, чтобы он оказал содействие в проезде машины. Он удивленно посмотрел на меня и сказал, что армянам помогать никогда не будет. Пробравшись к автомобилю, я крикнул водителю, чтобы он жал на газ. «Жигулёнок» рванулся вперед, толпа расступилась, и он умчался вдаль. За ним организовали погоню. Дальнейшая судьба этих людей неизвестна…

Так, по сути, личный состав отряда перешёл к несению комендантской службы в районе межнационального конфликта.