Воспоминания

о службе в 50-м топогеодезическом отряде

Шкуратов Игорь Вячеславович

родился 5 декабря 1952г.
В г. Казах с августа 1975 г. по март 1986 г.:
- геодезист 2 разряда;
- геодезист 1 разряда;
- старший геодезист;
- заместитель начальника отделения;
- начальник отделения.
С марта 1986 г. по май 1998 г. начальник 624 агп
(командир войсковой части 12968) , г. Сарапул.
(ВИА им. В.В. Куйбышева – заочно)
майор

Капустин Яр

Начало апреля 1976 года. Полгода моей офицерской службы прошло. Строевые смотры, политзанятия, несение службы в нарядах, астрономические тревоги, учения с ракетчиками – повседневные будни военной службы. Впереди предстоит мой первый полевой сезон в 50 тго, хотя для геодезистов в Закавказье полевой сезон длится практически круглый год, по мере необходимости проведения работ

10 апреля начальник отделения майор Татаринов В.Н. сообщил, что старший лейтенант Володя Маринченко, лейтенант Коля Агафонов, лейтенант Виталий Неводчиков и я едем в Капустин Яр для выполнения специальных работ. 14 апреля мы выехали в Кировакан, где формировался сводный технический батальон. С собой везли геодезические инструменты и пару десятков металлических пирамид для установки их на месте работ.

Батальон формировался и укомплектовывался техникой до 20 апреля. Всем солдатам и офицерам сделали противочумные прививки, ведь нам предстояло работать в неблагополучном по чуме районе. Многие переносили эти прививки достаточно тяжело, поднялась температура до 39-40 градусов. 21 апреля батальон погрузился в эшелон и 23 апреля мы уже выгружались на 10-й площадке в Капустином Яре. Там к нам присоединилась рота поиска из города Вольска. 29 апреля вечером, после четырехсоткилометрового марша, мы прибыли в село Новая Казанка. Степь – кругом степь, до Казанки попалась всего одна небольшая деревня. От Казанки еще около 40 километров на юго-восток до испытательного полигона (ИП-14), добрались уже ночью. Заночевали в поле, рядом с испытательным полигоном.

Следующий день ушёл на обустройство: расставляли палатки для личного состава, копали колодец. Местность вокруг лагеря весьма своеобразная – сплошные солончаки и барханы. Вода в колодце оказалась солоноватая, использовать можно только на технические нужды, воду для питья и приготовления пищи привозили, в дальнейшем, водовозкой из Новой Казанки.

На рекогносцировке"На рекогносцировке"

К полевым работам приступили в начале мая, уже 2 мая провели рекогносцировку местности. В первую очередь нам предстояло развить специальную геодезическую сеть (СГС – 30) и использовать её в работе. Рекогносцировка длилась два дня, знакомились с местностью, намечали места для установки пирамид. 4 мая начались работы по установке пирамид и подготовке к наблюдениям. Местность вокруг однообразная, поначалу было очень трудно ориентироваться, кругом одни барханы, дороги полевые, едва заметные. Появились первые стада сайгаков, в дальнейшем их количество только увеличивалось. На первом этапе работа "На рекогносцировке" была только у нас, геодезистов. Батальон жил своей жизнью, устраивая лагерь, организовывая внутреннюю службу, занимаясь повседневной деятельностью. Мы же развивали специальную геодезическую сеть, потом "разбивали" полигон квадратом со стороной 14 километров. Все это делалось для испытания нового оружия Родины, для определения его точности и эффективности. Все мы понимали важность этих работ, поэтому старались все сделать как можно лучше и быстрее.

На рекогносцировкеСлева направо: Агафонов Н., Шкуратов И. Неводчиков В.

Помимо работы были и элементы отдыха, достаточно запомнившиеся. Возле Новой Казанки протекает речка Малый Узень. 9 мая, желающие, выехали на рыбалку и охоту на эту речку. Офицеры из роты поиска бредешком наловили два ведра раков. Я застрелил пару селезней, Коля Агафонов - одного. Потом мы закинули удочки. Ловилось очень неплохо, в основном сазаны. Ловили на хлеб, другой насадки в песках не найти, на удивление -кроме сазана на хлеб клевали иногда окуни, и даже пару щук мы поймали на хлеб. До этого в моей практике подобного никогда не было, как и после. За пять часов наловили около пятидесяти килограммов рыбы, нажарили потом на весь батальон.

До 1 июня закончили предварительные работы, ждем ракетных пусков. 3 июня был первый, промазали на несколько километров, "изделия" нашли только 10 июня, в одном месте, "точкой" а не площадью, координаты определили обратной засечкой. Теперь у ракетчиков анализ результатов и "разбор полетов". Мы в ожидании нового пуска, его произвели 26 июня, удачно, попали куда надо, теперь работа для всего батальона. Личный состав идет цепью, 10 метров друг от друга, находят изделия, ставят флажок на высоком шесте. Мы сзади цепи на "Уралах", видим флажок, подъезжаем и "крутим обратную засечку". Потом изделие в одну машину, флажки - в другую. И так – пока все изделия не будут найдены (количество их известно). В лагере считаем координаты найденных изделий и наносим их на планшет. Ярко высвечивается зона поражения и смещение её относительно точки прицеливания. Отсылаем планшет в Центр и ждем следующего пуска. Так продолжалось все лето.

В свободное время ездили на рыбалку. После одного из пусков выехали на охоту, загонщики выгнали из тростников здоровенного кабана, которого мы с Колей Агафоновым благополучно застрелили, пир для всего батальона. А вообще места здесь для охоты и рыбалки благодатные, дичи много, места пустынные, людей нет.

23 июля меня подняли среди ночи, со стоянки местного чабана приехал на лошади гонец, у чабана никак не может родить жена, просят помощи врача. Отправляют нашего доктора и меня с ним, чтобы он не заблудился на обратном пути. Приехали, доктор осматривает роженицу и впадает в панику - роды сложные, неправильное предлежание плода, а доктор военный, в растерянности - не знает, что делать. Пришлось мне успокаивать приводить его в порядок, даже встряхнуть. Все закончилось благополучно, через полтора часа счастливый отец держал на руках сына, до этого у него было 11 дочерей. Под утро мы уже были у себя в лагере, а вскоре жарили шашлык из подаренного чабаном барана.

Заканчивался август. Возле нашего лагеря разбила палатку группа военных медиков во главе с майором Васильевым.

На рекогносцировкеБывало и такое

Это был противочумный отряд, общаясь с ними, мы поняли, что не зря нам сделали прививки, чума в этих местах все еще иногда проявляла себя, переносчиками были грызуны, которых медики отлавливали и исследовали.

Так прошло лето, затем сентябрь и октябрь. Стало холодно, откочевали стада сайгаков, перестала ловиться рыба. Пуск за пуском мы наносили результаты на планшеты и отправляли в Центр. Наконец нам объявили, что работа в этом сезоне закончена. 6 ноября мы погрузились в эшелон и отправились домой. Так закончился мой первый полевой сезон, который, по сути, был боевой работой в мирное время. Конкретные результаты нашей работы мы ощущали на протяжении всего периода пребывания на полигоне, и были рады, что наша работа помогала укреплять "ЩИТ РОДИНЫ".