Воспоминания

о службе в 50-м топогеодезическом отряде

Кононов Михаил Максимович


родился 21 декабря 1949 г.
В г.Казах с августа 1972 г. по июль 1985г.:
- топограф 1разряда ;
- начальник технической службы;
- начальник 324 агп Зак ВО.
Начальник отделения МТО 185 ЦАФГО
Заместитель командира 185 ЦАФГО по МТО
подполковник

Посвящается военным топографам


Пусть дождь и ветер, летний зной,
В руках держал я шар земной.
И карту рисовал с него я в одиночку.

Своей работы знаю вес.
Мой путь: дорога, поле, лес.>
На каждой высоте я ставил точку.

Всегда я вижу горизонт,
Планшет, кипрегель, сверху зонт,
Так комнату для карты созидаю.

Пусть звёзд с небес я не ловил,
Пахал, и мне хватало сил.
Я каждый штрих в работе подтверждаю.

Я все дороги исходил,
Я сапоги стирал до дыр.
Ответственность и честь я знаю.

Планшет могу я закружить
И на мгновение застыть,
На горизонте точку наблюдая.

Не альпинист я, ну и что ж.
Мне говорят, - Горы берёшь.
Непокорённых нет высот, считаю.

Опять приказ. Иду в дозор.
Кипрегель – это мой прибор,
И точности его я доверяю.

Высоты гор передо мной.
И снова я иду как в бой,
Очередную высоту я покоряю.

Топограф я, люблю я риск,
Подвластен мне любой каприз.
И если что, дыхание второе открываю.

Всегда я помню об одном:
Стою на поле боевом,
Задачи боевые там решаю.

Нас знает каждый командир
В атаку роты он водил,
Моей работе, точно, доверяя.

И пусть поверят мне друзья –
Топографов сильна семья,
Работа в поле нас сплотила.

Ведь жизнь мы прожили не зря.
В картах видны наши дела,
Куда бы нас судьба не заносила.

Я все высоты покорил,
И все дороги исходил.
О том, что всё прошло – страдаю.

Топограф я, года не те,
Остался верен высоте,
Года прошли, я что-то забываю.

ноябрь 2015 г. р.п. Большие Вязёмы

ШАМАЙКА

В 70-е годы мне довелось служить в Закавказье, до реки Кура – рукой подать, а город Казах - это совсем не Казахстан, как при распределении мест службы подумал я.

В эти годы среди жителей Казаха и сослуживцев на слуху было слово «Шамайка» и произносилось оно с особенным акцентом, как-то загадочно.

Местные говорили просто - Шамая, но оно приводило в восторг и рыбаков, и не рыбаков. Одно слово «Шамайка» как магнит притягивало рассказы о рыбалке, делая беседу непредсказуемой, всё вращалось вокруг неё, и случаи, и истории лились бесконечно.

Приключения во время рыбалки на Шамайку были одно интересней другого, а приготовление блюд из неё - это незабываемый процесс.

Были случаи, когда меняли машины, чтобы проехать на Куру. Жигули терпели неудачу, а вот «вездеход» Запорожец - это да !

Кто-то рассказывал о способах её ловли и приготовлении на костре в полевых условиях. Кто-то о количестве пойманной Шамайки, но не в штуках, а - мешках! Кто-то просто, как я, говорил: - Шамайка, это НЕЧТО …

Для меня, как и для других офицеров, которые к месту службы в Казах ехали на электричке Тбилиси - Акстафа, шамайка было загадочным словом.

Знакомство с Шамайкой произошло неожиданно. В вагон электрички вошла женщина с огромным подносом на голове и с местным акцентом начала «песню»: Шамайка, Шамайка, Шамайка !..

DSCN0183-2.jpg Это и есть Шамайка

В вагоне как будто все притихли и звучало только одно слово. Женщина шла по проходу вагона, расталкивая пассажиров с баулами, мешками, тюками, коробками и другим скарбом, время от времени она опускала поднос, видимо, для местных это было лакомство. На подносе была уложена рыбка ровными рядами одинакового размера, красиво и аккуратно. Вот это и есть Шамайка, - подумал я.

Электричка тронулась, но сразу стало заметно, что скорость она не набирает. Почему? Это станет понятно немного позже.

Первая остановка произошла буквально через пару минут после того, как тронулись, забрала на «свой борт» поджидающих её на перекрёстке пассажиров. Я заметил, что двери в вагоне не закрываются, видно для того, чтобы не тратить машинисту электрички время на лишние манипуляции.

Сказать, что мы быстро пересекли границу города, это значит ничего не сказать. Когда остановились на окраине Тбилиси, в вагоне запахло жареным: пассажиры заходили в вагон с шашлыком только что снятым с мангала.

Позже я понял, что выбор блюд в Азербайджане невелик: шашлык-машлык, зелень-мелень, сыр-пиндыр, хлеб-чурек; в некоторых ,, кафе,, можно было полакомиться ПИТИ (мать его ети). Меню не изобиловало блюдами, и что интересно, ели только вилками, ложек просто не было. А выручал лаваш: им наполняли тарелку с верхом, выжидали какое-то время, чтобы бульон впитался в хлеб и тогда уже с помощью вилки смаковали блюдо.

А вот и пригород Тбилиси - город Рустави, и тут же другие «пассажиры» - барашки, не сказать, что отара, но всё свободное место в проходах заполнили они. Соседство так соседство, нравится - не нравится - никто не спрашивал, но общество непривычное, а электричка «плывёт» до очередной остановки.

А выйти, выйти ещё проще, для этого просто пользуются стоп-краном. Захотел выйти - стоп машина!

Время идёт и электричка тоже. Час, другой прошёл, а за окном ещё видна окраина Рустави. Похоже, что никто никуда не торопится, всё как всегда, довольны пассажиры, доволен и машинист. И вот снова: Шамайка, Шамайка, Шамайка, вот это блюдо, вот это спрос, и я – новичок в этом «царстве услуг»! Глядя на окружающих, кажется, что по-другому нельзя. А вон и группа опаздывающих пассажиров вдалеке, торопятся, видно не рассчитали время, машут руками. Очередная остановка, постояли, подождали…

В вагоне шум и гам такой, что голова начинает кружиться, Азербайджанский язык оказался не очень привлекательным.

Вот и познакомился с местными обычаями, придётся привыкать. Кто знает, как надолго в эти края.

В вагоне жарковато, форточки открыты, да и стёкла не на всех окнах целые. Запашок пошёл по вагону, это действия барашков. Но вот и пришло время, они покинули вагон, но аромат остался. Солнце близилось к закату и казалось, что это путешествие к месту службы будет нескончаемым. Остановка за остановкой, для каждого пассажира или попутчика.

Расстояние сто километров не очень большое, но для нашей электрички оно кажется непреодолимым.

Вот какой-то небольшой аул или деревня, как это у них называется - пока не знаю. Тюки и баулы из вагона и столько же в вагон, высадка и посадка закончились!

Вечереет, пришло время перекуса, стол у каждого на ящике или бауле и опять: Шамайка, Шамайка, Шамайка… Вот это рыбка, наверное ценная и похоже доступна для основной массы пассажиров. Дефицита нет и спрос есть!

Вот и стемнело. Впереди железнодорожный мост через Куру. Поразило то, что вода в реке очень мутная. Акстафа - ближайшая железнодорожная станция от Казаха.

Приехали. Пошёл пятый час моего увлекательного путешествия и первого знакомства с местными традициями и порядками. Что-то понравилось, что-то нет, но больше - нет, чем - да.

Пройдёт время, с чем-то свыкнешься, а что-то не для нас…

Это путешествие в электричке запомнилось навсегда.

А Шамайка - это удивительная рыбка и в дальнейшем с ней будет связано много интересных историй и случаев, но об этом как-нибудь в другой раз…

Капуста, капуста…

Стояла осень на дворе. В России она золотая, а в Закавказье совершенно другая, она не похожа на нашу Смоленскую или Подмосковную. Нет таких перепадов температур, нет туманов, нет дождей, нет там и "бабьего лета". Но, как и всюду, растёт капуста. Пришёл сезон заготовки овощей на зиму и в 1977 году.

Вернувшись из отпуска перед загранкомандировкой, я приходил на службу и помогал всем, кто в моей помощи нуждался.

В один из дней командир отряда предложил мне заняться заготовкой капусты для семей военнослужащих. Для меня это проблемой не было, так как я снабженец по службе и, видимо, по жизни.

Капуста так капуста, будет вам капуста!

Осенний солнечный день, хорошее настроение, машина ГАЗ - 66, водитель, в помощь – рядовой, не забыть бы весы для взвешивания капусты в поле.

Вот и в дорогу. Иджеван (Армения), красивейшие места. Новые знакомства с местными жителями, это мне всегда нравилось в период службы в Закавказье.

В правлении совхоза быстро договорился о покупке нескольких сот килограммов капусты. Проблем не было, к военным, особенно в Армении, относились с уважением и с желанием всегда помочь.

Сопровождать меня к полю, где производят сбор капусты, определили работника совхоза. На поле брать капусту приятнее, чем со склада, прямо с грядки можно отобрать самые лучшие кочаны, чтоб по виду и по весу радовали.

Дорога к капустному полю мне была незнакомая и, чтобы быстрее его найти, на место старшего машины сел работник совхоза. - В горах ВАИ не бывает, подумал я, забираясь в кузов.

Новая дорога в горы – это дорога новых впечатлений, красивых видов, а может быть, и новых приключений.

Иджеван – городок небольшой и мы быстро выехали за его пределы. Наблюдать за окрестностями всегда приятно. Вот склоны гор, вот овраги, вот вдалеке вершины, поросшие деревьями. Где-то там раньше мы собирали дары природы: грецкие орехи, кизил, облепиху или просто выезжали отдыхать на какой-нибудь горный ручей. Организовывали пикники, шашлыки.

Вот переехали неглубокий ручей с бурлящей горной водой, чувствуется – холодная, прозрачная, если попить – зубы сведёт. А дальше долгий подъём на несколько сот метров, всё выше, выше и выше.

Машина после преодоления ручья медленно ползёт в гору, оставляя за собой мокрый след, вода быстро впитывается в землю и следы от колёс становятся серыми. Вода в ручье серебрилась на солнце и наша встреча с ним никак не нарушила её играющего движения. Горная, прозрачная она петляла между валунами, омывая их со всех сторон, направляясь вниз к горной реке.

Несколько минут машина медленно ползла по горному склону. И вдруг… остановилась.

– Тормози! Тормози! Тормози! – машинально начал кричать я, но машина уже медленно ползла назад. У меня не было возможности что-то подсказать водителю, а у него не было опыта вождения автомашины в горах.

Переехав ручей, водитель не подозревал, что случится с машиной и с нами в ближайшее время. Всё было бы по-другому, если бы он пару раз нажал на педаль тормоза, чтобы просушить тормозные колодки. Была бы равнина, куда ни шло, а горы ошибок не прощают.

Переключить передачу на пониженную не удалось. Тормоза? Тормоза просто не слушались. В этой ситуации водитель просто растерялся.

Вот и обрыв, времени выпрыгнуть из кузова не было.

Машина резко развернулась, стала медленно переворачиваться, и в этот момент я заметил, что сопровождающий нас работник совхоза успел выпрыгнуть из кабины ГАЗ-66 и растерянно стоял на склоне.

Густо растущие на склоне обрыва кусты смягчили первый удар о землю и "матрац" из сломанных веток оказался, как нельзя, кстати.

Мгновение, и я пробиваю головой тент, вылетаю из кузова, падаю на склон и пытаюсь зацепиться за что-нибудь, но сделать это не удаётся, несколько кувырков и только куст из колючек меня останавливает.

Прижатые машиной кусты и деревца распрямились и, пошатываясь, как бы спрашивали: - А что это было?

Машины не видно, её закрыли выпрямившиеся кусты, небольшие деревья были сломаны и оскалили свои стволы. Вот это да!.. Влипли, так влипли!

Цепляясь за кусты, я быстро спустился вниз в надежде увидеть водителя и солдата, который был со мной в кузове. И вот! О радость! Все живы! Водитель бегает вокруг машины, похоже потерял меня, а солдат выбирается из под весов, которые мы брали с собой. При полёте они менялись местами: то солдат на весах, то весы на солдате, но всё обошлось. Все живы, лишь небольшие ссадины и ушибы, это не страшно - всё до "дембеля" заживёт.

Аккумулятор? Аккумулятор! – вспомнил я. Водитель быстро сориентировался и мне стало легче. Машина на боку на каменной "подушке", главное – солдаты живы.

DSCN0183-2.jpgЭх...капуста!...капуста!...

Машина – это "железка" и её всегда можно отремонтировать или восстановить, это я понял с первых дней службы, ещё лейтенантом, когда прибыл в топографическое отделение, находящееся в городе Пришиб Азербайджанской ССР.

Выполняя задание, на машине ГАЗ-66 старший лейтенант Мамедов и водитель сорвались в пропасть, сделав вместе с машиной около десятка оборотов, они остались живы, а машина, после такого падения, была восстановлена и своим ходом прибыла в отряд после полевых работ. А дальше? Дальше надо сообщить о случившемся в отряд, доложить командиру о "заготовке" капусты.

Забрались на верх обрыва по отвесному склону, где нас встретили сопровождающий и ещё несколько местных жителей. За это время сопровождающий нас работник совхоза успел добежать до поля с капустой (до него оказалось "рукой подать") и ждал нас с машиной, которая находилась у них на поле.

Нас довезли до части. Я доложил командиру части о случившемся. Было принято решение: вернуться назад и там решить, что делать дальше. К месту происшествия на УАЗике поехали заместитель командира части по снабжению, замполит и я.

Уже вечерело. Самое неприятное было то, что место, где находится машина, я не запомнил. Когда ехал за капустой – находился в кузове, а когда меня везли обратно, то было не до того, стресс не позволил запомнить дорогу до машины.

Солнце уже зашло, и наступили сумерки, в горах темнеет очень быстро.

Петляя по горной дороге, я не хотел признаваться в том, что не помню, где находится машина. И вдруг почувствовал, что проехали знакомый мне овраг. Попросил остановить УАЗик. - Где-то здесь, сказал я.

Деревья и кустарники скрывали место происшествия, мы пробрались по ручью, в его русле и оказалась лежащая на боку машина. Оценили ситуацию и решили, что просто так её поднять и вытащить невозможно, нужна техника. Так и оставили машину "на ночлег".

А утром директор совхоза выделил в наше распоряжение два трактора: С-100 и ДТ-75. С их помощью мы смогли прорыть дорогу, по которой через несколько часов оказались около нашей машины. Расчистили площадку и с помощью тросов поставили ГАЗ-66 на колёса, затем вытащили его на горную дорогу..

"Красавица" имела не очень приглядный вид: дуги погнуты, тент порван, так "причесали" её кусты и деревья, растущие на склоне обрыва, но ходовая часть без видимых повреждений. Решили проверить, как чувствует себя двигатель, установили аккумулятор. Ключ на стартер. Звук двигателя порадовал нас, незнакомых шумов не было. Тащить машину по горной дороге, даже на жёсткой сцепке, всегда опасно – поехали своим ходом. Дорога в часть заняла немного времени. Машину – в автопарк, а меня и водителя – к командиру части, "на разбор полёта".

Всё обошлось : люди живы-здоровы, а это – главное!

Тогда я понял: чтобы принять правильное решение – всегда сиди в своём кресле и не уступай его никому!

DSCN0183-2.jpg"Новая дорога" из оврага.

А как же капуста? – спросите вы. Капуста!?

Капуста была и была даже уже нашинкованная, её привезли на следующий день сотрудники совхоза. На душе было немного грустно. Но всё случилось так, как случилось.

Машину быстро восстановили, и она ещё долго была в строю отряда и выполняла разные задачи в горах, ведь у неё теперь было крещение, а у водителя появился опыт и предупреждение, что в горах нужно быть особенно "Новая дорога" из оврага внимательным.

Семьи военнослужащих заквасили капусту, и она оказалась, как никогда, хрустящей и с ароматом горного воздуха. А вспоминали об этом случае ещё долго.

Я уехал в загранкомандировку и в последующем кто-то другой заготавливал капусту для сослуживцев.

До новых встреч !

А жизнь нас всех куда-то разбросала,
Кого на север, а кого на юг.
Жаль, что при встречах больше нас не стало,
И с каждым разом всё теснее круг.

Нам что судьба дала, пусть жизнь рассудит,
И в жизни всё же что-то не сбылось,
Перед глазами годы, люди, судьбы,
И в мыслях это всё переплелось.

За годы службы в Закавказье
Скрепила нас связующая нить,
И что оставила нам память...
Сейчас мы можем оценить.

С годами встречи всё дороже,
Всё крепче и теснее круг.
Когда общаемся мы снова –
Как будто не было разлук.

Мы вспоминаем годы службы,
И дружбу нам дано беречь.
Здоровья ВСЕМ и долгой жизни!
Спасибо и … ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ !!!