Воспоминания

о службе в 50-м топогеодезическом отряде

Иванов Николай Николаевич


родился 30 января 1952 года.
в г. Казах с августа 1985 по октябрь 1992 г.:
- старший инженер отряда;
- начальник штаба отряда;
- командир отряда.
Командир 47 уто МВО.
Командир 47 тго МВО.
Начальник топографической службы МВО.
полковник

Как это было …

После окончания геодезического факультета Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, получив диплом с квалификацией офицера с высшим военным образованием в июне 1985 г. я получил распределение на должность старшего инженера штаба 50 топогеодезического отряда – город Казах Азербайджанской ССР. 

Командиром отряда был подполковник Кайгородов В.М., начальником штаба майор Железнов М.Ф.. В соответствии с приказом Командующего войсками ЗакВО командир отряда являлся начальником Казахского гарнизона, начальник штаба – военным комендантом гарнизона. 

В Казахском гарнизоне на базе отряда располагались: склад топографических карт, астрономо-геодезический пункт и автомобильная бригада кадра (в последующем бригада материального обеспечения - БрМО). 

Службу в отряде проходил с 22.06.85 г. по 23.09.1992 г. на должностях: старший инженер штаба отряда; с 01.04.87 г. – начальник штаба отряда; с 03.04.1990 г. до его расформирования – командир отряда. Никогда не предполагал, что этот отряд будет расформирован, и я окажусь последним его командиром. 

На момент моего прибытия в отряд подразделения 50 тго выполняли полевые работы в различных районах Закавказья и находились, в основном, в отрыве от части.

Основными работами были: цифрование карт – руководитель начальник 1 геодезического отделения майор Ефимов В.С., заместитель – капитан Башилов Е.А.; обновление топографических карт в районе г. Сумгаит – руководитель начальник 5топографического отделения майор Цимбаревич В.Т., заместитель начальника отделения капитан Яковюк И.Д. и геодезические работы в различных районах Закавказья – руководил ими начальник 2 геодезического отделения майор Кожевников А.Г., заместитель начальника отделения капитан Елисеев А.С.. Выполнялись работы по редемаркации советско- турецкой границы, которыми руководил начальник 4 топографического отделения майор Ляликов В. А., заместитель начальника отделения капитан Мамедов А., от штаба отряда курировал эти работы старший астроном штаба майор Минаев А.С.. Этот вид работ длился много лет, до самого распада СССР (в последующем руководил им майор Ящук В.Н.).

Апрель 1987 г. смена командования отряда

. Командир отряда подполковник Кайгородов В.М. был переведен в г. Тбилиси на должность заместителя начальника топографической службы ЗакВО. В отряде произошла смена командования. Командовать отрядом стали:

  • Командир 50 тго и начальник Казахского гарнизона подполковник Сибюк Дмитрий Васильевич.
  • начальник штаба отряда и военный комендант гарнизона майор Иванов Николай Николаевич.

 Отряд продолжал жить повседневной жизнью и выполнять специальные топогеодезические работы на территории Закавказья в области высокоточной геодезии, астрономии и гравиметрии. Продолжал делать ряд сложных инженерно - строительных работ, в том числе: достроил бокс на 24 машиноместа, изготавливал макеты местности и рельефные карты по требованию штаба округа, участвовал в учениях со штабами и войсками, проводил редемаркацию советско-турецкой границы, проводил испытание геодезических приборов, разработанных 29 НИИ (в основном это барометры и дальномерная техника). В общем 50 тго продолжал жить повседневной жизнью как и все полевые топогеодезические отряды ВС СССР с некоторыми особенностями того региона, в котором находился.

Все изменилось в 1988 году и задачи личного состава отряда по топогеодезическому обеспечению войск резко изменились и получили новую направленность – на гарнизонную службу.

В конце февраля 1988 г. произошли беспорядки на этнической почве в городе Сумгаит, Азербайджанской ССР, сопровождавшиеся массовым насилием против армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества.

В марте этого же года, в связи с принятием обращения областного совета Нагорно - Карабахской автономной области (НКАО) о передаче Карабаха из состава Азербайджана в состав Армении, а так же в продолжение событий в Сумгаите, межнациональный конфликт вновь обострился и привел к новым столкновениям. 

Осложнение обстановки и погромы в НКАО, г. Кировабаде (ныне г. Гянджа) и др.

городах и районах вызвал поток людей армянской национальности, проживавших в районе Кировабада. Командование округа поставило задачу отряду сопровождать беженцев по территории Казахского гарнизона до армянской границы. Местное население, вдоль пути следование беженцев, собрало груды камней и закидывало ими армян во время следования колонн. Камни были сосредоточены и вокруг части. Отряду также поставлена задача – на машинах вывозить беженцев из азербайджанских сёл, находившихся на территории Армении. Им выдавали пособие по 100 рублей, которое заканчивалось через несколько дней, а расселение их в другие районы Азербайджана проходило очень медленно. Беженцы бродили по городу и окрестностям, что нагнетало обстановку. В Казахе также начались погромы и поджоги личного имущества.

В связи с этим в отряде были приняты дополнительные меры по повышению боевой готовности и защите от нападения военного и жилого городков: 

  • ограждение отряда отремонтировано, сделано выше на 2 м буквой Г наружу вверху забора и натянута колючая проволока. Внутри части сделано второе ограждение, в 3-х метрах от основного, из колючей проволоки. Между заборами заградительная проволока (путанка) и установлены сигнальные мины. Въездные ворота укреплены противотанковыми ежами, сваренными из двутавровых балок;
  • отряд усилен ротой десантников, несколькими БТР, которые были рассредоточены на территории части;
  • в двух километрах от части находилась вторая территория, охраняемая нашим караулом, на которой были расположены склады длительного хранения с техникой и материальнотехническими средствами БрМО на военное время. Караул был усилен десятью БМП, размещенными на складской территории;
  • в городе Казах введен комендантский час. Военным комендантом назначен заместитель начальника топографической службы ЗакВО полковник Кайгородов В.М.. Командование отряда осуществляло практическую помощь в руководстве и выполнении мероприятий комендантского часа. В целом больших эксцессов не было, подчинение было полное, в городе приказом военного коменданта даже запрещена продажа и употребление спиртных напитков и все выполнялось; 
  • для осуществления патрулирования города отряд был усилен двумя батальонами курсантов военных училищ внутренних войск с Украины (400 чел.), патрулирование осуществлялось по установленным маршрутам вооруженными группами из 10 человек во главе с офицером, доклады патрулей об обстановке в городе передавалась по рации, а также посыльными оперативному дежурному, находящемуся в отряде;
  • вдоль границы между Арменией и Азербайджаном для разграничения был размещен мсп 23 мсд из г. Кировабада, размещенный побатальонно. Батальон, расположенный на границе в районе города Казах взаимодействовал с командованием 50 тго;
  • в этот период была проведена телефонизация военного и жилого городков с помощью офицеров - специалистов связи, прибывших с курсантами из Украины, с их помощью в отряде была запущена ранее установленная, но не работающая АТС, и подготовлены специалисты по ее обслуживанию из числа солдат. С помощью специалистов, ремонтирующих правительственную связь в городе, из военного городка в жилой был протянут подземный 20-ти парный кабель, это позволило кроме части телефонизировать и жилой городок. Боевая готовность резко возросла. Большое спасибо командиру радиовзвода старшему лейтенанту (фамилию забыл), направленного в отряд из штаба ЗакВО на перевоспитание).

 Комендантский час и усиление продлилось несколько месяцев, к концу1988 г.

обстановка стала стабилизироваться и комендантский час был отменен, усиление курсантов внутренних войск убыло. Десантники и БТР убыли еще раньше.

Землетрясение в Армении.

В начале декабря 1988 г. произошло землетрясение в Армении, особенно затронувшее города Спитак, Ленинакан и Кировакан, почти полностью разрушив город Спитак.

Как раз, в этот период на выполнение геодезических работ в укреплённом районе в город Спитак на автомобиле СГА убыл расчет старшего лейтенанта Давидовского. Землетрясение их застало при подъезде к Спитаку. До города оставалось около 300 метров, когда почти все здания в городе на их глазах рухнули. Расчет исчез более чем на трое суток, принятыми мерами найти его не смогли, связь отсутствовала. Когда уже подготовили доклад в округ о его гибели, открылись въездные ворота и машина с расчетом в полном составе, въехала в часть, радость не описать. Оказывается, они были задействованы с машиной на вывозе раненых и мертвых в Спитаке.

Через несколько дней из округа поступил приказ провести оперативное исправление карт в районе землетрясения. С этой целью было направлено фотограмметрическое отделение из 10 расчетов, начальник отделения майор Козлов П.Н., заместитель начальника отделения капитан Мирошкин К.В. Работы проводились в противогазах и были выполнены в срок. 

В последующем в Армению, через город Казах, из всех республик СССР ходили автомобили (фуры) с имуществом и стройматериалами для восстановления городов и, в случаях их неисправности или других проблемах (иногда они подвергались обстрелам), машины останавливались и ремонтировались в отряде. 

В начале января 1990 г. в городе Ленкорань Народный фронт Азербайджана захватил власть в свои руки и войска ЗакВО были приведены в боевую готовность «Повышенная» или «Военная опасность» (забыл), офицерский состав перешёл на казарменное положение. Отдыхал личный состав посменно. Через месяц офицерскому составу было разрешено, посменно, на ночь убывать домой, в части оставалась на ночь дежурная смена офицеров, под руководством одного из заместителей командира или офицеров штаба отряда, которая и обеспечивала охрану воинской части.

Апрель 1990 года смена командования отряда.

В начале апреля 1990 г. (03.04.1990) произошла смена командования отряда, в связи с убытием командира отряда подполковника Сибюка Д.В. к новому месту службы, в командование отрядом вступили:

  • командир отряда, он же и начальник Казахского гарнизона – подполковник Иванов Н.Н.;
  • начальник штаба отряда, он же и военный комендант Казахского гарнизона – майор Диденко В.С.. 

Частями, размещенными на базе отряда, в это время командовали: агп – майор Шаболдов С.Ф., стк – майор Мамедов А. М., БрМО кадра – подполковник Прокопчик А.С..

Все мероприятия по боевой готовности в частях проводились совместно, под руководством командира отряда.

Конфликт двух республик Азербайджанской ССР и Армянской ССР всё разрастался. Нагнетание межнациональных противоречий привело к человеческим жертвам среди гражданских лиц и военнослужащих. Сотни тысяч людей оказалось в положении беженцев. Действия экстремистских сил и коррумпированных элементов привело к разрастанию вооруженных столкновений, массовым беспорядкам, неповиновению требованиям закона, погромов среди населения. В городе действовали вооруженные отряды народного фронта Азербайджана и прочей оппозиции, неизвестно кому подчинявшиеся и не имевшие единого руководства, у каждого свои сферы влияния. По городу раскатывали автомобили с установленными на стойке крупнокалиберными пулеметами и другим вооружением, БТР. На свадьбу или другое мероприятие могли подъехать на танке, БТР, БРДМ и другой военной технике. По городу ходили люди с оружием, в непонятной форме одежды, некоторые с черной бородой. Местные органы власти и милиция обстановку в полном объеме не контролировали и авторитетом не пользовалось. Впоследствии власть перешла к представителям народного фронта. По ночам периодически слышалась стрельба из автоматического оружия. Артиллерийские обстрелы города со стороны Армении и в обратном направлении проводились регулярно. Канонада стояла месяцами, люди к ней уже привыкли и не реагировали. Реагирование происходило только тогда, когда она приближалась очень близко. В городе было много беженцев, происходили погромы, захваты автомобильной техники со стороны этих формирований. Не миновало это и отряд, в 1991- 1992 гг. было несколько захватов автомобилей, обеспечивающих жизнедеятельность части, но принятыми мерами они были возвращены. 

То, что оборона части и жилого городка организована очень хорошо, вбивалось в сознание всех вооруженных отрядов и населения города, чтобы отбить желание к нападению. Обстановка в городе отслеживалась через верных лиц из числа прапорщиков и жителей города, верных советскому строю. Цель была достигнута, и попыток нападения на часть не произошло, но периодически, через верные источники, поступала информация о намерениях захвата семьи командира отряда с целью сломить его и заставить передать оружие.

В конце 1991 г. Азербайджан получил независимость и доступ к запасам оружия на складах и военных базах ЗакВО. Части ВС СССР в основном состояли из местного населения (в отряде все прапорщики и несколько офицеров из местных), что ставило этих военнослужащих в неопределенное положение. Это увеличивало возможность нападения и захвата оружия в частях. Отряд с конца 1991 г. и весь 1992 г. находился на чужой территории. Во все части гарнизона, в начале 1992 г. от руководства Азербайджана, пришли указы, что они приватизированы и находятся под юрисдикцией Азербайджана. Но руководство частей этим указам не подчинилось, а направило все усилия на повышение боевой готовности и защиту военнослужащих и членов их семей. Копии этих указов были направлены в топослужбу ЗакВО и ВТУ ГШ. В этой обстановке были решены и хозяйственные вопросы: отремонтированы и переоборудованы боксы для хранения автомобильной техники длительного хранения, чем исключалось проникновение в них посторонних; отремонтирована и переделана на поточный метод питания солдатская столовая, ускорявшая прием пищи личным составом.

С целью пресечения беспорядков в начале 1990 г. было введено чрезвычайное положение в Нагорно - Карабахской автономной области и некоторых районах Азербайджанской ССР, в Горийском районе Армянской ССР, а затем в Баку, (постановление Верховного совета СССР от 5 марта 1990 г. № 1299-1), в том числе и в г. Казах. Осуществляли его только военнослужащие отряда, усиленные БМП и БРДМ мотострелкового батальона 23 мсд, находящегося на армянской границе в гарнизоне. Были перекрыты все дороги, входящие в город, досматривались все проезжающие через посты автомобили, и в очень многих находилось огнестрельное и холодное оружие. Личный состав работал на износ, от усталости падал с ног, но задачу выполнял добросовестно, до отмены особого положения через несколько месяцев. Режим был следующий: 8 часов - служба на посту; 8 часов - передвижение на посты и обратно, прием пищи и туалет; 8 часов – отдых. И так ежедневно.

 В целях повышения боевой готовности и обороноспособности, которая совершенствовалась постоянно, вплоть до расформирования 50 тго и других частей, в зависимости от обстановки, указаний штаба ЗакВО, решений командования, штаба отряда и командиров частей, был проведен ряд мероприятий, направленных на укрепление обороны и охраны военного городка, территории складов второго караула и жилого городка, сохранение жизни и здоровья военнослужащих и членов их семей:

  • в первую очередь излишествующее оружие, заложенное на формирования, было сдано на окружную артиллерийскую базу, которая находилась в Казахском гарнизоне, н.п. Пойлы. Ночью, скрытно по тревоге был поднят личный состав, задействованный в отправке оружия. К началу следующего рабочего дня колонна с оружием убыла из части и успешно прибыла на артиллерийскую базу. Операция проведена скрытно, в части и в городе об этом никто не знал;
  • караул перенесен на 2-й этаж каменного вещевого склада в центр территории части на прямую видимость со штабом отряда, дежурным по части, нарядом по КПП, автопарком, и всеми казармами. Кроме того все объекты оборудованы скрытными сигнальными, тревожными кнопками. Все наряды, караул, а также выходящие в рейс машины с охраной, были дополнительно вооружены бутылками с хлорпикрином для самообороны. Караульное помещение обеспечивало круговой обзор всей территории части и у каждого окна находился наблюдатель, что позволяло контролировать всю обстановку в части; 
  • количество постов увеличено. На постах для часовых, кроме окопов, оборудованы укрытия в полный рост из камня-кубика с бойницами для кругового обзора;
  • дежурное подразделение постоянно находилось с оружием в боевой готовности к обороне, в его состав входили не только солдаты сержанты, но и офицеры. В части устраивались скрытые засады из числа офицеров, вооруженные стрелковым оружием, гранатами и гранатометами «муха»;
  • в каменной казарме агп на 2-м этаже, в комнате для хранения оружия, был создан резервный склад с оружием для всего личного состава отряда. Двери казармы блокировались изнутри, и попасть в казарму было сложно. Выдача уже снаряжённого оружия предусматривалась различными способами, вплоть до выброса через окна подползающим военнослужащим части;
  • все окна в зданиях части, выходящие на улицу, заложены мешками с песком и оборудованы амбразурами для стрельбы;
  • в связи с имеющимися случаями нападения боевиков на воинские части, во время развода и смены караулов и суточного наряда, развод ежедневно проводился в разное время суток и очень быстро. О времени развода знали только командир и начальник штаба отряда, а личный состав караула и наряда поднимался по тревоге, караул на развод выходил уже с заряженным оружием;
  • тренировки по боевой готовности всего личного состава воинских частей проводились регулярно до 20 раз в сутки и более, с отработкой различных вариантов обороны и получения снаряженного оружия, в зависимости от ситуации. Каждое подразделение отряда имело свой сектор обороны части и несло ответственность за его оборудование;
  • для передвижения по городу мобильных отрядов, в случае осложнения обстановки, на базе дизельных автомобилей «УРАЛ» из отделения хранения карт были оборудованы укрепленные автомобили (три автомобиля), борта кузова нарастили и внутри обложили мешками с песком, в мешках сделаны амбразуры, смотровые стекла в кабине затянуты пленкой со смотровыми щелями.
  • для устрашения населения и формирований боевиков использовалась спецтехника агп, периодически, в тёмное время суток, включали лазерный дальномер, который давал пунктирные красные лучи, двигавшиеся по кругу. Со стороны смотрелось внушительно и убедительно, по городу распускали слух, что это новое лазерное оружие;
  • на гауптвахте караульного помещения, имеющем бетонные толстые стены, было оборудовано убежище от артобстрелов. Артобстрелы города, в том числе и отряда, велись месяцами. Один снаряд попал в электрический столб около казармы роты топогеодезического обеспечения и взорвался, если бы не столб, снаряд попал бы в казарму, и было бы немало жертв;
  • прапорщики, связанные с хранением оружия, под благовидным предлогом были отстранены от этих обязанностей, на их место назначены офицеры, артиллерийский склад передан начальнику технической службы капитану Равичеву Ю.В.;
  • финансовое обеспечение отряда и частей с начала 1992 г. казахским сбербанком было прекращено, в ответ на это в г.Тбилиси был организован полевой банк, из которого и приходилось, до расформирования отряда, доставлять деньги скрытно от всех, чтобы избежать нападения и ограбления. Выполняли это командир с начальником финансовой службы лейтенантом Полтавским Ю. Н. и ограниченным кругом лиц из числа офицеров.

Охрана жилого городка. Для организации охраны жилого городка, расположенного в 2 км от части, был так же проведен ряд мероприятий:

  • руководство охраной жилого городка было возложено на старшего астронома штаба отряда майора Минаева А.С. с группой офицеров и взводом солдат;
  • в квартире - гостинице разместили для проживания взвод охраны городка, который был обеспечен запасами на некоторое время, для автономного выполнения возложенных на него задач. В соседней квартире было организовано караульное помещение;
  • по всему периметру городка, на наиболее опасных направлениях, отрыты окопы. Дежурство в окопах и патрулирование городка осуществлялось круглосуточно. Связь взвода охраны жилого городка со штабом отряда осуществлялась по телефону и рации;
  • в жилом городке скрытно созданы 3 склада с оружием: у командира части, начальника штаба и начальника технической службы. Склады имели ящики с автоматами, гранатами, а у командира части – гранатометы «муха», полученные в 23 мсд, г. Кировабад. О наличии складов с оружием в жилом городке знали только три человека – командир части, начальник штаба и начальник технической службы. Боевой расчёт, в случае нападения на жилой или военный городки и нахождении офицерского состава в жилом городке, предусматривал прибытие офицеров, получение задачи и оружия на оборону к лицам, имеющим склады с оружием. 

Расформирование 50 тго в соответствии с ДГШ ВС РФ №314/2/0538 от 02.06.1992 г.

С выходом директивы генерального штаба о расформировании отряда и передаче имущества Азербайджанской республике в части была создана комиссия, в ее состав входили все офицеры части. Директива предусматривала передачу имущества и расформирование до 01.09.1992 г. Передачу имущества осуществляла комиссия части. Приемку имущества осуществляла комиссия топографической службы армии Азербайджана, её председатель - заместитель начальника топографической службы (в прошлом начальник Госгеонадзора Азербайджана) и два офицера топографической службы Азербайджана (один из них служил на стк). Военный и жилой городки должен был занять корпус, который размещен в Казахском районе. Командир корпуса, довольно - таки наглый и самоуправный (в прошлом генерал-майор ВС СССР), прибыл в Казах в начале 1992 г. и настаивал на срочном освобождении военного городка, совершал различные провокации с целью быстрейшего его освобождения. Состав его личной охраны, более 30 человек, состоял полностью из чеченцев, хорошо подготовленных и вооруженных, поэтому постоянно необходимо было быть настороже, чтобы не произошло кровопролития. Примером является то, что прибывших к нему на приём или совещание офицеров любых званий, его охрана разоружала полностью. Оружие возвращалось после завершения мероприятия. Я лично, как командир части, трижды был арестован и доставлен к нему по обвинению во вредительстве, и видел это всё своими глазами. Принять какие-то критичные меры ко мне он не мог, так как остерегался скандала, потому что я пользовался авторитетом большой части населения и руководства города, прилегающих районов Азербайджана и Армении – как миротворец, и с этой целью, неоднократно организовывал переговоры глав прилегающих районов Азербайджана и Армении (Казахского, Таузского, Аксипаринского, Иджеванского). Осуществлял переговоры между руководством смежных районов Армении и Азербайджана при появлении слухов в городе о нападении и артиллерийских обстрелах. Имели место случаи ареста офицеров. Однажды арестовал и посадил «на свою» гауптвахту двух офицеров отряда за «не отдание чести» командиру корпуса. Вызволили с напряжением.

В отряде было большое количество имущества, специальной, автомобильной и другой техники, так как на отряд было возложено три формирования. В начальный период передача имущества шла с некоторым напряжением. Принимающая комиссия придирчиво и медленно осуществляла приёмку, хотя начальники складов были из числа прапорщиков – азербайджанцев и хранение было организовано на хорошем уровне, а обслуживание проводилось регулярно, в соответствии с регламентом. Но принимающая комиссия принимала все лично, каждую единицу, и прапорщикам - начальникам складов не доверяла.

Наркотики, из медицинского склада, были тайно вывезены и сданы на медицинские склады округа заранее.

Передача несколько ускорилась после того, как к командованию отряда обратился Министр обороны Азербайджана Газиев Рагим Гасан оглы, который находился в это время в Казахе, с просьбой связаться с Армянской стороной для установления времени и милицейской волны для проведения переговоров руководства Армении и Азербайджана по урегулированию конфликта. Указание на проведение переговоров было отдано Горбачёвым М.С., а выполнить его не могли, так как вдоль границы оборудованы противотанковые рвы, дороги перерыты и заминированы, кабеля правительственной и другой связи перерублены, азербайджанцы и армяне между собой не общались.

 Связаться могли только через нейтрального человека в советской военной форме одежды, сами боялись. Выполнить это пришлось лично мне, так как меня знали и в Азербайджане, и в Армении, верили в мой нейтралитет и желание их помирить. Для выполнения этого пришлось пройти с белым флагом по минному полю (проход мне был показан на местности) примерно полкилометра с каждой стороны, вызвать на переговоры представителя Армении и передать ему предложение (время и милицейскую волну) о переговорах. Это и было сделано. Вдоль границы, с обеих сторон, были оборудованы линии обороны, занятые личным составом. В азербайджанских окопах я наблюдал разное отношение к организации переговоров, но в основном отрицательное, т.е. переговоры не поддерживали. Как прошли сами переговоры я не в курсе.

Встреча моя с Министром обороны состоялась в милиции г. Казах. На встречу к министру меня пригласил председатель комиссии (заместитель начальника топослужбы Азербайджана). На ней я поставил условия: 

  • оружие у военнослужащих части должно оставаться до последнего дня пребывания их в городе;
  • исключить нападения и давление на военнослужащих со стороны местного руководства, населения, военных формирований, командования корпусом;
  • после передачи части предоставить автомобильную технику для передислокации личного состава в город Тбилиси;
  • исключить любые посягательства на военнослужащих и членов их семей;
  • акты передачи имущества должны быть утверждены лично министром обороны Азербайджана.

 Министр обороны собрал все органы местной власти, командира корпуса и всех командиров местных воинских формирований, озвучил всем мои требования и в приказном порядке, от имени руководства Азербайджана, призвал всех к их выполнению.

После этого давление со стороны командира корпуса, который хотел нас выкинуть из военного городка и занять наше место, несколько уменьшилось. Азербайджанскую топографическую часть предусматривалось разместить в здании агп военного городка. 

Передача имущества была закончена в соответствии с планом, все имущество включено в акты, акты в пяти экземплярах утверждены лично Министром обороны и завизированы его печатью. Акты на передачу возил на утверждение к Министру обороны в Баку начальник штаба отряда Диденко В.С. с членами комиссии. Акты представлены в ВТУ, НТС ЗакВО и у меня. Ликвидационный акт представлен в архив ЗакВО. 

Личное имущество всех офицеров частей топослужбы было вывезено через г. Кировабад и отправлено контейнерами по железной дороге. По мере необходимости с конца осени 1991 года в Кировабад ходили 2 автомобиля КамАЗ и вывозили личное имущество офицеров. На дороге Казах - Кировабад действовало 5 бандформирований, с ними приходилось вести переговоры, чтобы исключить захват автомобилей и имущества. Всё прошло успешно, помогал также авторитет перед населением и руководством города.

Офицеры, сержанты и солдаты срочной службы из союзных республик уволены были ранее, при получении республиками независимости в конце 1991 года, по приказу командующего войсками ЗакВО.

 В связи с неблагоприятной обстановкой в городе, решением командования отряда весной 1992 года семьи офицеров были отправлены к родственникам. Поэтому, в основном, в отряде оставались одни офицеры и солдаты срочной службы. 

В течение весны и лета 1992 года офицерскому составу были предоставлены поочередно краткосрочные отпуска, для "поиска" места дальнейшей службы в других округах. В соответствии с привезенными отношениями в дальнейшем они и были направлены в эти части. К осени 1992 года и к окончанию расформирования отряда офицерский состав части начал разъезжаться. Личный состав срочной службы был перераспределён по другим частям, остававшимся в ЗакВО. В штаб округа (город Тбилиси) было выведено командование 50 тго, командир агп и небольшая группа офицеров, остальные разъехались к новым местам службы, некоторые уволились по собственному желанию.

Перед отъездом в конце августа 1992 года из г. Казах, приемной комиссии была передана по акту оставшаяся часть оружия. Офицерский состав под моим командованием на двух автомобилях убыл в штаб ЗакВО, где был размещён на базе окружной картографической части и стк. Ещё некоторое время оставшийся офицерский состав продолжал убывать к местам дальнейшей службы. Я был вызван в середине сентября в ВТУ ГШ и еще три месяца находился в распоряжении при Управлении.

Все офицеры, сержанты и солдаты относились к исполнению обязанностей до последнего дня очень добросовестно, без паники, с энтузиазмом и были готовы самоотверженно, беспрекословно к выполнению любых поручений и приказаний. При вызове из строя добровольцев для выполнения той или иной задачи, связанной с риском для жизни, шаг вперед из строя делали все офицеры и солдаты. Для осуществления мероприятий комендантского часа в конце 1991 года солдаты срочной службы даже согласились задержать их увольнение до подготовки и ввода в строй молодого пополнения. Особенно хотелось бы отметить майоров: Диденко, Федосеева, Шаболдова, Минаева, Ящука; капитанов: Васильева, Молчанова, Соболя, Лужанского (погиб по своей вине), Давидовского, Пятковского; старших лейтенантов: Порецкого, Третьякова, Надькина, Сморгунова, Котляренко; лейтенантов: Бажилина и др. В этой обстановке отношение к выполнению своего воинского долга у всех офицеров, сержантов и солдат изменилось в лучшую сторону. Так много преданных, настоящих защитников Родины, что всех не перечислить. Семьи офицерского состава тоже не паниковали, верили, что их защитят и помогали мужьям выполнять свой воинский долг. 

Я просто им всем благодарен -
кто упомянут и не упомянут в этих воспоминаниях,
с ними можно идти в огонь и в воду.
Все заслуживают больших наград.
Большое всем спасибо!