Воспоминания

о службе в 50-м топогеодезическом отряде

Бачурин Сергей Иванович

родился 13 сентября 1966 г.
В г.Казах с ноября 1984г. по ноябрь 1986 г.:
- старший топогеодезист;
- командир отделения.
Капитан внутренней службы.

КОМАНДИРОВКА НА ГРАНИЦУ

В войсковую часть 17989 я попал по призыву, как это принято сейчас называть. Вспоминать можно очень много, начиная, как добирались из Москвы до станции Баладжары, а затем в Казах, в общей сложности четверо суток, как встретили, как проходил «карантин». Именно в «карантине» мне запомнился мой первый командир - сержант Константин Антидзе. Эдакий здоровяк с Украины, который научил нас, тогдашних «молодых», основным азам военной службы. Из Москвы нас прибыло вроде 11 человек, точно уже и не помню, давно это было, но, в то же время, как вчера. О службе у меня остались только самые положительные эмоции. Ну, что-то я в лирику ударился. Итак, командировка…

В 1985 году я был включён в группу по редемаркации государственной границы между СССР и Турцией. Из нашего отделения в командировку отправили, кроме меня, Петришина Владимира в составе технической рабочей группы. Имя водителя не помню, но начальник расчета – старший лейтенант Мирзоян В., это совершенно точно.

Река Аракс

Командировка длилась все лето, началась проверка государственной границы в районе г. Арташат (Армения), а закончилась неподалёку от г. Батуми (Аджария). Вместе с нами, параллельно, работала группа контроля из состава Турецких Вооружённых Сил. Работать приходилось не только на нашей, но и на сопредельной территории. Помню, как удивлялись пограничники, когда мы переходили через Аракс на «чужую» сторону. Место перехода называлось Маркара. Работать могли до 2-х км от линии государ ственной границы. Порой забирались в такие чащи, что было даже не

понятно , где ты сейчас находишься, стоят рядом два пограничных столба, наш и турецкий, а где мы стоим, на чьей территории - не ясно. Нам повезло, что наш командир, Мирзоян В., мог обходиться без переводчика и общался с "аскерами" (турецкими солдатами) довольно сносно. Только там я узнал, что турецкий и азербайджанский языки похожи. Опять лирика пошла…

Ну, так вот. Работы на определенном участке госграницы подходили к концу, когда произошел случай, на котором я остановлюсь поподробнее. Было время обеда и мы, вместе с группой контроля турецких "аскеров", принимали пищу и отдыхали, на турецкой территории. Старший группы контроля, от турецкой стороны, приказал "аскеру" пойти посмотреть, куда запропастилась их машина (что-то типа джипа) – рама на колесах и тент. "Аскер" убежал, но вскоре вернулся, что-то крича и размахивая руками. Старший лейтенант Мирзоян В. сказал нам, что у турок что-то с машиной случилось. Мы все вместе побежали за "аскером". Буквально, метрах в 300–х, у самой кромки воды, лежал перевёрнутый автомобиль, а под ним турецкий солдат. Оказалось, что он решил развернуться и автомобиль свалился с дамбы и всей своей массой придавил водителя, больше всего пострадали его ноги. Все дружно стали поднимать автомобиль и ставить его на колеса. Благо, нас было человек 8, справились довольно-таки быстро, но, когда автомобиль почти стал на колёса, какой-то железякой он пропорол кисть руки Володе Петришину почти до самой кости. Быстро наложили жгут, перебинтовали руку, а до установленного места перехода далековато, что делать? Старший лейтенант Мирзоян В. в свой теодолит очень долго рассматривал что-то на нашей стороне, а потом говорит: – Давайте, ребята, напрямую через Аракс на нашу территорию, пограничник на вышке нас видит. А что делать? Кровь течёт, силы уходят. Представляете, идём в неположенном месте, через Государственную границу, ну просто нарушители и все! 

Пограничная наблюдательная вышка

Не успели мы дойти и до середины Аракса, как "подлетела" тревожная группа советских пограничников и нас отправили на заставу. Володе Петришину зашили руку и отправили в отряд. Вот так я побывал "нарушителем" госграницы. Обошлось всё без лишних расспросов, наш пограничник, с вышки, видел все наше приключение от начала (с момента, когда перевернулся автомобиль), до нашего, так называемого задержания

А вообще-то было приятно ощущать, что мне доверили работать в составе группы по редемаркации Государственной границы и представлять "лицо" советского солдата перед турецкими военнослужащими, которые, как помню ещё по политзанятиям, входили в военный блок НАТО !